Главная >> Горячие новости >> Заступится ли министр Филиппов за тольяттинский музей «Наследие»?

Заступится ли министр Филиппов за тольяттинский музей «Наследие»?

Музей Наследие Тольятти

Как стало известно «Опер Ньюс», в адрес министра культуры Самарской области Сергея Филиппова поступило открытое письмо, автором которого является  создатель тольяттинского музея «Наследие» Валентина Казакова.

В нем член Союза краеведов России просит высокопоставленного чиновника вмешаться и остановить «запущенный тольяттинскими вандалами у власти процесс уничтожения музейного комплекса «Наследие». 

Публикуем письмо полностью.

Не соучаствуйте в уничтожении культурного наследия!

 

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

министру культуры Самарской области Сергею Филиппову 

от создателя тольяттинского музея «Наследие» Валентины Казаковой.

 

Уважаемый Сергей Васильевич!

2 июля 2016 года исполнился год с того дня, как тольяттинские чиновники – а именно, заместитель мэра по социальным вопросам Т. Леснякова и руководство департамента культуры во главе с Н. Булюкиной, – обезглавили Городской музейный комплекс «Наследие». По формальным и надуманным «основаниям» меня, руководителя музея с момента его основания в 1997 году, и команду сотрудников-профессионалов, которым нет равных в городе, буквально выкинули на улицу. Уникальный, хорошо известный не только в нашем регионе, но и в стране и мире, подлинный памятник истории и культуры (а главная реликвия музея – Дом Стариковых – является выявленным памятником!) был отдан под управление случайных, невежественных и некомпетентных людей.

Сразу после рейдерского, по сути, захвата на известном портале для петиций в Интернете было размещено обращение к Президенту РФ В. Путину и министру культуры В. Мединскому с просьбой использовать их высокие полномочия для спасения ГМК «Наследие» от произвола муниципальных чиновников. В петиции мы утверждали, что нынешней исполнительной властью г. Тольятти вынашивается план уничтожения уникального объекта культуры, дорогого сердцу каждого коренного жителя Тольятти, – посвящённого памяти города Ставрополя-на-Волге, утраченного в 1950-е годы в связи со строительством Куйбышевской ГЭС. 

И это, увы, не беспочвенное заявление. Я и сегодня убеждена: речь идёт о планомерном, целенаправленном, безжалостном истребления и искоренении городских культурных учреждений и традиций бережного отношения к историко-культурному наследию, заложенных первым всенародно избранным мэром Тольятти Сергеем Жилкиным. (Нынешние местные топ-«менеджеры» от культуры, в частности, г-жа Булюкина, голословно пытаются выдать их за «стратегические ошибки» прежнего руководства). И музей «Наследие» стал очередной, и далеко не последней жертвой этого чудовищного плана. 

Можно уже составить целый мартиролог утрат в сфере городского историко-культурного наследия, и этот список продолжает пополняться. Так, в апреле этого года «вдруг» сгорел выведенный из Списка охраняемых объектов дом купца Субботина, а сегодня тольяттинская общественность пытается спасти от катастрофического разрушения стелу-панно «Радость труда», некогда также лишенную статуса памятника... 

И всё это, как ни странно, происходит при абсолютном невмешательстве (молчание – знак согласия?) региональных властей, в частности, министра культуры Самарской области. 

Здания музейного комплекса «Наследие» пережили и революцию, и гражданскую войну. В сороковые годы прошлого века отчий дом оставался надёжным тылом для Раисы Васильевны Стариковой-Хорешко, прошедшей боевой путь от Сталинграда до Берлина. Выдержали оба музейных здания и тяжелейшие события, связанные с переездом из живительной ставропольской поймы в мёртвую степь. И кто бы мог подумать, что шесть десятилетий спустя новые бюрократы, воспитанные в худших традициях большевистского Наркомпроса, назовут сам факт существования музея на этом намоленном месте «ошибкой». 

Возмущение общественности (а под петицией стоит более 700 подписей тольяттинцев, самарцев, жителей России и зарубежья, в том числе известных деятелей культуры и науки) заставило тольяттинских бюрократов не спешить с превращением самостоятельного музея в филиал, присоединив его к другому тольяттинскому музею, но не помешало учредителю фактически пустить «Наследие» по рукам и буквально отдать на разграбление новым «приказчикам». За год с того дня, как тольяттинские горе-чиновники «завладели» музеем, руководство и сотрудники этого специфичного учреждения культуры меняются уже который раз, и уникальными фондами распоряжаются люди, в нарушение законодательства и вопреки здравому смыслу не имеющие ни соответствующего образования, ни опыта музейной работы. 

Приставка «и.о.» перед должностью очередного «директора» может свидетельствовать лишь об одном: чиновники по-прежнему вынашивают замысел «оптимизировать» «Наследие», лишив и без того не избалованный культурой Тольятти одного из трёх (всего лишь трёх на более чем 700 тысяч горожан!) музеев. 

Тем временем новые «хозяева» успели натворить столько, что разоренной варварами Пальмире и не снилось. Часть бесценных экспонатов выброшена из хранилищ и гниёт под открытым небом. Изменен эколандшафт усадьбы – в результате безвозвратно утрачены многие виды ценных старотипных растений-аборигенов, в окружении которых росли ставропольчане. Уничтожены березы, посаженные полвека назад в память о хозяине мемориального дома. По сути, с музеем сделали то, что в своё время с перенесённым Ставрополем: уничтожили пейзаж с историей, хоть как-то примирявший людей, «вырванных с корнями» и изгнанных с малой родины, с новой и чужой для них индустриально-урбанистической реальностью. 

Судя по всему, именно эта задача – оборвать последнюю связующую нить с утраченным городом, окончательно выкорчевать историческую память, – ставилась авторами и исполнителями бесчеловечного эксперимента по «оптимизации» музея «Наследие». И она методично решается. А иначе как объяснить всё происходящее?

При этом городские чиновники продолжают откровенно лгать руководителям регионального и федерального уровня (в том числе побывавшему за месяц до указанных событий главному федеральному инспектору по Самарской области, ныне искренне обеспокоенному судьбой «Наследия») дескать, после смены руководства музей стал только лучше и краше. Вот и Вы вольно или (хочется верить) невольно тиражируете эту унизительную ложь в своём ответе на моё письмо с просьбой вмешаться и предотвратить подлинный акт вандализма, который демонстрирует нынешняя «временная администрация» и её кураторы из тольяттинской мэрии. Ни увеличения посещаемости музея по свободному выбору (сегодня это полузакрытое учреждение, куда бюджетников и школьников водят по разнарядке), ни настоящей, полноценной стационарной экспозиции с аудиовизуальным сеансом, которую якобы открыли «захватчики» (не способные даже воспользоваться нашими результатами многолетней кропотливой работы) – ничего этого здесь нет, всё это ложь и приписки. Ибо украденное у авторов и создателей, у мастеров и подвижников, попав в руки людей непорядочных, невежественных и не обременённых понятиями профессиональной этики не может пойти впрок.

Вы понимаете, что сами предметы говорить не могут. Музееведение базируется на историческом сознании. Носителями же памяти являются не предметы, а живые люди. И от их знаний, от уровня исследования зависит, будет ли воспроизводиться память в обществе или нет, состоится ли диалог между поколениями.

Сергей Васильевич, музей был разгромлен в момент, когда Вы только вступили в должность министра культуры и не успели ещё ознакомиться с большим и беспокойным хозяйством, принять дела. Не исключено, что нечистоплотные чиновники воспользовались сменой власти, чтобы сделать своё черное дело. Но думаю, стоит напомнить: незадолго до моего увольнения, в августе 2014 года в Тольятти побывала Ваша предшественница на посту руководителя министерства Ольга Рыбакова, которая (далее цитирую по публикации в областной газете «Волжская коммуна» от 7 августа 2014 г.) «высоко оценила деятельность музейного комплекса под открытым небом «Наследие»...», поставив его в пример другим учреждениям культуры. Она буквально потребовала решить вопрос с включением Дома Стариковых – повторяю, выявленного памятника культуры – в «Список объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) федерального и регионального значения, расположенных на территории Самарской области».

Но тольяттинские чиновники избрали другой путь. 

Я искренне надеюсь, что Вы не останетесь безмолвным свидетелем запущенного тольяттинскими вандалами у власти процесса уничтожения музейного комплекса «Наследие» – проекта, которому эксперты отводят роль опорной точки в деле сохранения историко-генетической памяти в Ставрополе-Тольятти.

Прошу Вас вмешаться, чтобы предотвратить это преступление.

 

Казакова Валентина Андреевна,

музеолог, член Союза краеведов России, директор

МБУК «Городской музейный комплекс «Наследие» 

(экомузей) с 11.08.1997 г. до 02.07.2015 г.,

лауреат Губернской премии в области культуры и искусства

 

04.07.2016 г.