Главная >> Экономика/Политика/Общество >> Секретный свидетель шокировал суд масштабами махинаций на ТОАЗе

Секретный свидетель шокировал суд масштабами махинаций на ТОАЗе

Тольяттиазот Махлай суд

 

Сегодня, 23 августа, в Комсомольском районном суде Тольятти возобновился процесс по нашумевшему делу о хищении 86 млрд  с ПАО «Тольяттиазот». Показания давал секретный свидетель – топ-менеджер предприятия, проработавший более 10 лет в его коммерческих структурах, прекрасно знакомый со всей логистикой и экспортом. Его имя и должность были скрыты в интересах безопасности. Он лично знал всех подсудимых – Владимира и Сергея Махлаев, Андреаса Циви, Беата Рупрехта-Ведемайера и Евгения Королева

 

Свидетель рассказал, что схема по выводу средств с ТОАЗа в том или ином виде существовала еще с 90-х годов, когда Владимир Махлай, сосредоточивший в своих руках более 50% акций предприятий и уже не связанный соглашениями с трейдерами, действовавшими еще с советских времен, решил поставить под контроль и весь сбыт. Продукция продавалась подконтрольным ему и швейцарским партнерам компании Amotoaz и Chimrost по заниженным ценам, а те, в свою очередь, реализовывали ее уже по рыночной цене. Разница доставалась компании Ameropa AG, принадлежащей семейству Циви. Эта схема быстро оказалась в поле зрения правоохранительных органов и ее пришлось прикрыть. 

Но в 2001 году ТОАЗ заключает соглашение сроком на 20 лет с Nitrochem Distribution AG, дочерней компанией Ameropa, на поистине кабальных условиях. Швейцарская фирма стала эксклюзивным трейдером завода. Как указал секретный свидетель, химкомбинат вообще не имел никакого права голоса в вопросах ценообразования и цена вместе с объемами запрашиваемых поставок просто присылалась Беатом Рупрехтом-Ведемайером, директором Nitrochem, по факсу. Как правило, она была ниже рыночной на 30-40%. Отказаться или оспорить «предложение» эксклюзивного трейдера у завода не было никакой возможности. За любой шаг в сторону кабальное соглашение предусматривает штрафы. Любой форс-мажор ложился ответственностью на ТОАЗ и вновь влек за собой штрафные санкции.

Свидетель указал и на другую интересную подробность: Махлай и его доверенные лица внимательно следили за тем, чтобы никто на заводе, и особенно в сбытовом подразделении, не разбирался в рынке аммиака, главного продукта, выпускаемого ТОАЗом. Сотрудники коммерческих структур не направлялись на обучение, не участвовали в конференциях по обмену опытом с коллегами по отрасли. А если у кого-то возникала какая-то инициатива по этому поводу, на него тут же начинали смотреть чуть ли не как на предателя. 

Соглашение 2001 года также сделало швейцарскую Ameropa и единственным кредитором ТОАЗа. Причем заниженная прибыль зачастую возвращалась на завод под видом виданного Ameropa кредита. Иными словами, с завода выводились средства, а он еще должен был платить проценты по ним швейцарцам. Неудивительно, что у завода, как оказалось, постоянно не хватало денег на оплату основного сырья – природного газа, не говоря уже о модернизации или капитальном ремонте оборудования. 

Согласно показаниям секретного свидетеля, ситуация изменилась лишь в 2011 году с появлением нового акционера – компании «Уралхим». Он начал активно интересоваться ценообразованием и тогдашнему гендиректору Королеву пришлось для прикрытия создать комиссию по ценам и снизить масштабы злоупотреблений. По словам свидетеля, скрывающимся за границей руководителям ТОАЗ и Ameropa сильно не понравилось, что пришлось показывать большую выручку и, соответственно платить больше налогов в России. 

Именно благодаря заявлению «Уралхима» в конце 2012 года правоохранительные органы обнаружили, что ТОАЗ продавал свою продукцию по заниженной цене фирме Nitrochem Distribution AG и возбудили уголовное дело, которое сейчас и рассматривает суд. Также руководство ТОАЗа и его швейцарских трейдеров подозревают в массовом выводе наиболее ликвидных активов из ПАО «Тольяттиазот» – в первую очередь, оборудования для производства метанола вместе с земельным участком, на котором оно расположено. Всего за несколько миллионов рублей были проданы активы стоимостью примерно в 30 млрд рублей. Это делалось в ущерб интересам предприятия и втайне от остальных акционеров, но самое главное, что руководство продавало активы аффилированному лицу (ООО «Томет»), то есть, фактически, самим себе. Расследование дела находилось под личным контролем председателя СК РФ Александра Бастрыкина, а обвинительное заключение было утверждено заместителем генерального прокурора.

Показания секретного свидетеля, полностью изобличившего схемы вывода средств с ТОАЗа, не только абсолютно подтверждают доводы обвинительного заключения по делу о хищении 86 млрд руб., но и ясно дают понять: мошенничество на заводе не ограничивалось периодом 2008—2011 гг., рассматриваемом в рамках данного дела. Руководство ТОАЗа применяло нелегальные схемы еще с конца 90-х годов. Это означает, что сумма похищенных с завода средств за все время исчисляется уже не миллиардами рублей, а миллиардами долларов.