Главная >> Экономика/Политика/Общество >> Игорь Кадыров: Банкротство АВТОВАЗа неизбежно

Игорь Кадыров: Банкротство АВТОВАЗа неизбежно

Игорь Кадыров

Игорь Кадыров захотел выговориться

Игорь Кадыров наговорил Павлу Каледину на диктофон по случаю разных скандальных вещей. «Публикуйте на свое усмотрение, где и как хотите, я просто выговориться захотел», — прокомментировал он.

Как вы оцениваете ситуацию в экономике области?
 — Только недавно был на приеме у министра строительства Самарской области Гришина и в приемной разговорился с одним чиновником. Он говорит: «Ты знаешь, все плохо. Бюджет Минстроя упал до 4 миллионов. В то время как раньше он был 100-150 млн. рублей. Нас ждут массовые сокращения. И есть ощущение, что такая тяжелая ситуация только в Самарской области». В Самарской области поставили не того губернатора. Николай Иванович, может быть, замечательный человек прекрасный руководитель, прошедший школу, комсомола, партийную школу. Прекрасный политик, знает, как выборы выиграть. Но он руководил аграрной республикой, дотационным регионом, а пришел руководить таким промышленным центром, как Самарская область. И это беда. Отсутствие опыта и отсутствие связи его с руководителями промышленного комплекса приводит сегодня к этому коллапсу. Он просто не понимает руководителей промышленных предприятий. 
Я наслышан о достижениях Меркушкина и его семьи в сельском хозяйстве. Слышал, что они пытаются даже в Германии этим заняться. Но здесь, в области, где сконцентрирована промышленность, нужен руководитель, который бы был крепко связан с промышленностью, который сможет лоббировать интересы промышленности. 
Я всем привожу пример Калуги. Как там относятся к промышленникам, как лелеют каждого инвестора, как чиновники с ними работают. Мне говорят: «У нас нет таких специалистов». Так нужно перекупить их у Калужской области, чтобы они здесь работали. 
Для того, чтобы исправить нынешнюю тяжелую ситуацию в экономике Самарской области, нужно посты губернатора, мэра Тольятти и президента АВТОВАЗа отдать представителям ГК «Ростех». 
— Может ли спастись местный автопром?
 — Объем производства на АВТОВАЗе упал практически в два с половиной раза. Это повлияло на все предприятия, связанные с АВТОВАЗом. Я прогнозирую дальнейший упадок тольяттинской экономики. Это мой прогноз как директора. Даже смена руководителя АВТОВАЗа ничего не изменит. Есть в бизнесе некая точка, после которой начинает сворачиваться все. Я это прошел в прошлом году. В начале года у нас была масса заказов, самых различных проектов, в том числе, за рубежом. А потом начался процесс, когда весь управленческий аппарат предприятия сконцентрирован на поддержании текущей деятельности. Менеджеры думают о том, где найти деньги на текущие расходы, а не о перспективе. Такая же ситуация, я думаю, сейчас и на АВТОВАЗе. Поэтому компания будет падать, будет снижаться ее бюджет.

— А каковы причины?
 — «Автозаводстрой» в свое время выполнял заказы АВТОВАЗа по монтажу важнейших объектов, и по своей деятельности, я много вращался в среде вазовского менеджмента. Я знаю, что тот сценарий, который реализуется сейчас на автозаводе, рассматривали еще в 2010 году. Уже тогда на предприятии знали, что его ждет коллапс. Я положительно оцениваю почти все, что сделано по реформированию АВТОВАЗа. Нужно было сокращать численность персонала, убирать с баланса объекты соцкультбыта. Но были сделаны ошибки. В первую очередь при продаже акций АВТОВАЗа, не были оговорены обременения для нового владельца. Так, как было сделано при передаче Skoda auto в руки Volkswagen: по объему инвестиций, по сохранению марки, по проектированию собственной платформы и другое. Хотя, конечно, мы можем не знать каких-то деталей переговоров. 
Я не знаю, как будет спасать АВТОВАЗ Николя Мор. У него большой опыт в организации экспорта автомобилей, который он приобрел на Dacia, но насколько этот опыт применим в России, в условиях внешнеэкономических санкций? Ближайшие год-два покажут, на что способен новый президент АВТОВАЗа, но, на мой взгляд, банкротство неизбежно. Будет много потерь, но автозавод, я думаю, сохранится, так как производственные мощности здесь останутся. Потом начнется восстановление от отверточного к полномасштабному производству. Задача властей на сегодня – решить, как пережить этот процесс безболезненно. 
— Вы считаете, что Renault-Nissan тоже неизбежно уйдет с АВТОВАЗа?
 — Сложно об этом говорить. У нас есть пример GM, он тоже банкротился, и это преобразило корпорацию. То же самое может случиться и с АВТОВАЗом. Сегодня налицо все признаки грядущего банкротства: падение производства, безработица, которую всячески прячут. 
Завод, а может быть, и город вслед за ним, идет к банкротству. Мэр, также, как и губернатор, прекрасный человек, но сегодня это не его место. Сюда должен прийти промышленник. Вы спросите не претендую ли я сам на эту должность, тем более, что в СМИ уже появляются подобные предположения. Я может быть и рад, но с такими долгами, которые сейчас предъявляют банки лично мне, как поручителю по кредитам «Автозаводстроя», увы, это невозможно. На ближайшие пять лет я выпал из обоймы бизнеса. Я тоже, как и моя компания, пройду процедуру банкротства. 
— Вы подаете на банкротство, как физическое лицо?
 — Пока об этом преждевременно говорить. 

— Сейчас ОАО «Промышленное строительство» (бывший «Автозаводстрой») находится в процедуре банкротства. Вы неоднократно заявляли, что в этой ситуации в ваши планы входит судебная тяжба с вашими бывшими заказчиками: правительством Самарской области и ЗАО «Джи Эм-АВТОВАЗ», которые по вашей версии остались должны «Автозаводстрою» около 2 млрд. рублей в общей сложности. Однако исковое заявление ни к одному из заказчиков до сих пор не подано. Почему?
 — Мы провели экспертизу, представили акты выполненных работ обоим этим заказчикам на общую сумму более двух миллиардов рублей. Осталось только подать исковые заявления, но мы их не подаем. Мы ждем наших кредиторов – три государственных банка, с которыми я разработаю тактику и стратегию дальнейших действий. Конечно, они все по-разному мыслят. Как мне один банкир сказал: «Мы квази-банк и такими вопросами заниматься не будем». Но вопрос сегодня ставится несколько по-другому. В моих полуторамиллиардных долгах 1,3 млрд. рублей принадлежит госбанкам. И только один банк обеспечен залогами. Им придется со мной работать, они заинтересованы в решении вопроса с долгами перед нашей компанией. Мы ищем поддержку и других структур, ищем лоббистов, которые могут повлиять на губернатора. Ведем переговоры с международными юристами. Вся проблема только в одном – у меня нет денег. 
— Но ваши бывшие заказчики считают, что они вам ничего не должны…
 — Все наши претензии подкреплены актами выполненных работ и экспертизами. Более того, сети «Лада-Арена» на сегодняшний день по факту принадлежат нашей компании, так как выставленные счета не оплачены и акты выполненных работ по этому объекту не подписаны. Я уже думал, что надо бы известить правительство Самарской области, что мы в ближайшее время начнем демонтаж этих сетей. А ТС предупредить, что они незаконно осуществляют передачу тепла по нашим сетям. 
— Это будет шантаж…
 — Поэтому я этим и не занимаюсь. Я — промышленник и считаю, что так нельзя поступать. Вот мэрия Тольятти расставила на построенной нашей компанией дороге на 40 лет Победы фонари и теперь собирается сдавать в эксплуатацию. Там 22,5 млн. рублей потрачено нами, и я эту сумму мэрии могу предъявить. Можем остановить сдачу объекта в эксплуатацию, но мы же этого не делаем. Это был наш щедрый подарок в лучшие наши времена. Также мы делаем и с сетями. 
Но, возвращаясь к вашему вопросу… Прокуратура вот также говорит мне: «Что-то мы больше доверяем GM и правительству». Я отвечаю: «А вы не доверяйте им». Я как генподрячик передал КС-2, акты выполненных работ. В них указаны объемы, расценки. И я передал к этим актам исполнительную документацию, подтверждающую выполнение этих работ. Дайте мне на каждый акт ответ: работа не выполнена или расценки завышены. А как делает правительство? Мне присылают ответ о том, что наши акты приняты не будут. Также действуют и представители GM. Пусть прокуратура проверит эти документы и если я обманываю, то возбуждает против меня уголовное дело. Но никто не хочет выполнять свои обязанности. Прокуратура не хочет ссориться с губернатором…
— Не кажется ли вам, что в процессе спора с такими структурами как правительство Самарской области или корпорация General Motors мало одних лишь юридических средств? Есть мнение, что здесь требуется поддержка сил, которые обладают также и политическим влиянием. Банки, о которых вы говорите, таким влиянием не обладают. Или по крайней мере, они могут не захотеть ввязываться с столь глобальные конфликты из-за миллиарда рублей…
 — У банков есть долговые центры, которые работают с коллекторскими агентствами, с посредниками. Борьба эта долгосрочная…
По просьбе Гришина я финансировал «Единую Россию». Профинансировали выборы на более чем 100 млн. рублей в 2011 и 2013 годах. Где наличными, где безналичными. Их точно не растащили по карманам, эти деньги, все до копейки, пошли на выборы. Нам, всему коллективу «Автозаводстроя», даже благодарность не дали. Сегодня просим: помогите нам вытащить из должников наши законно заработанные деньги. На заработную плату. Все в «ЕР» от нас отвернулись. Зато коммунисты нас поддержали. 
— Вам приписывают связь с госкорпорацией «Ростехнологии», которая сейчас, как известно, находится в конфликте с действующим губернатором. Насколько обоснованы эти предположения?
 — Мне смешно. Ведь никакой политической деятельностью я не смогу в ближайшее время заниматься. Я буду занят борьбой с должниками. И почему именно «Ростех»? Среди моих друзей много влиятельных фигур.
— Но здесь в Самарской области наиболее сильны позиции «Ростеха». Никому другому ваша борьба с губернатором просто не будет интересна…
 — Я не отказываюсь от сотрудничества с «Ростехом», но у меня сегодня много и других предложений о сотрудничестве. Я выставил своим бывшим заказчикам 2,2 млрд. рублей. Желающих заработать процент от этой суммы очень много. Ко мне приходят люди со связями в различных высоких инстанциях вплоть до администрации президента, люди из криминальных структур. Однако считаю, что этот вопрос должен оставаться в плоскости моих отношений с тремя банками-кредиторами. К тому же думаю, что моя проблема это не тот вопрос, который должен решаться на уровне столь крупной структуры, как «Ростех». 

— Что может сделать власть города и области для исправления экономической ситуации?  
 — В первую очередь теснее работать с руководителями промышленных предприятий, встретиться с каждым, поговорить о проблемах. Их немного, всего около ста. У города и у области должна быть конкретная программа с конкретными исполнителями, которая будет сводиться к наполнению бюджета, в первую очередь. К реструктуризации долга, который есть. Такой программы, я полагаю, у нашего города вообще нет. Никто не задумывается за счет каких мер будут возвращаться кредиты, как уменьшить проценты, как запустить механизмы наполнения бюджета. Все это должно быть прописано в программе, и она должна быть опубликована. 
Нужно слить три муниципальных образования: Жигулевск, Тольятти и Ставропольский район. Это сразу даст существенный рост численности жителей и даст преференции по получению средств из федерального бюджета. Бюджет Ставропольского района войдет в состав города. Сейчас у нас рынок продовольствия перенасыщен товарами из Мордовии. Местных производителей никто не развивает. А именно они должны нас кормить. Это даст новый виток развития и строителям, потому что земли появятся. У нас все сети проходят за территорией города. Парадоксальная ситуация – тольяттинская экономическая зона находится на территории Ставропольского района. Это позволит не только решать какие-то организационные вопросы, но и пополнять бюджет. Мы не можем выделить землю для строительства жилья для многодетных семей. Выделяют участок в каком-то овраге в Жигулевском море. С этой же проблемой сталкивается и Жигулевск. Здесь тоже нет земли.